Редакционная статья

Как организовать выпуск работающих законов.

И.Старшинов, главный редактор журнала


                     Тем, кто любит колбасу и уважает закон, лучше не видеть, как делается то и другое.
Джон Годфри Сакс (американский юрист и литератор XIX века)


    С моей точки зрения одним из первых вопросов, которые необходимо решить для наведения порядка в ЖКХ является вопрос об обеспечении качества и эффективности принимаемых законов. В данной статье я попытаюсь высказать соображения относительно некотоых подходов к решению данной задачи.
.
     Если рассмотреть ситуацию с принятием законов в ЖКХ, то первая характеристика, которая приходит на ум — это законодательная чехарда. Различного рода законы и постановления сыплются как из рога изобилия, причем принимаемые акты нередко плохо состыкуются или вообще противоречат друг другу. Не говоря уже о том, что, как неоднократно отмечали многие эксперты, изменения в законы нередко вносятся чаще, чем будет наработана практика их применения и выявлены те положения принятых решений которые действительно нуждаются в правке и в каком направлении следует  проводить эти изменение для достижения реального, а не предполагаемого положительного эффекта. (Не знаю как у Вас уважаемый читатель, но у меня иногда создается впечатление, что основной целью наших законодателей является не наведение порядка в отрасли, а пополнение местных бюджетов за счет административных штрафов, накладываемых на физических и юридических лиц за реальные и мнимые нарушения законодательства, а также подкормка аффилированных учебных и юридических структур, за счет фактического принуждения физических и юридических лиц, связанных с ЖКХ, к постоянному посещению различных мероприятий по обучению и консультаций, проводимых, как правило, на платной основе или за счет грантов, то есть в конце концов за счет тех же налогоплательщиков. )
.
    Я не буду утомлять читателей перечислением примеров разброда и хаоса в жилищном законодательстве, усугубляемого еще и тем, что изрядная часть проектов законодательных актов и нормативных документов сочиняется, похоже, какими то «учеными профессорами» из лапутянской академии без учета реальной ситуации. При этом в основу многих исходных документов сплошь и рядом кладется один из двух принципов «мне кажется это правильным» или   «я верю на слово моим консультантам (в том числе забугорным), что так будет хорошо». Это видно хотя бы из тех обсуждений состояния  дел в данной области, которые ведутся, например в соцсетях и на различных порталах Интернета.  
      При этом, создается впечатление, что авторы этих нововведений сплошь и рядом руководствуются известной детской считалочкой «что нам стоит дом построить: нарисуем — будем жить». То, что в реальности для строительства кроме архитектурного проекта требуется целая гора конструкторской и технологической документации, для наших «компетентных экспертов» от законотворчества, кажется, является тайной за семью печатями.  
      В результате, обозревая плоды деятельности наших законодателей, хочется в очередной раз процитировать строки из солдатской песни, написанной Львом Толстым во время первой обороны Севастополя:


Гладко было на бумаге -
Да забыли про овраги…
А по ним ходить!  
.


    С моей точки зрения для того чтобы уменьшить возможность подобных искривлений надо, внести изменения не только в порядок разработки и обсуждения законодательных актов — об этом уже достаточно много писалось -   но и в процедуру их принятия. Лично мне представляется, что среди таких изменений должны быть следующие:
.
    1.   Повышение роли общественного контроля не только при обсуждении, но и   при принятии законов. Сейчас много говорится о необходимости общественных обсуждений и слушаний, но сплошь и рядом общественности навязывается роль крыловского Повара, который произносит нравоучительные речи и пожелания в то время как вороватые Коты, орудуют на кухне в свое удовольствие. Поэтому нужны другие, более действенные, механизмы.
    В качестве варианта можно предложить механизм, согласно которому законопроект принятый в треьем чтении должен после этого согласовываться с представителями общественных организаций, представляющих юридические лица, занятые в отрасли, (в широком смысле этого слов,.включая как коммерческие, так и некоммерческие), работников отрасли и потребителей услуг, владеющих информацией с мест и обладающих достаточно мощной экспертной поддержкой.   Конкретные кандидатуры организаций, разумеется подлежат   обсуждению,   однако лично с моей точки зрения на эту роль вполне подходят профильные комитеты Торгово-промышленной палаты РФ, Общероссийский профсоюз жизнеобеспечения и, скажем,   Общество защиты прав потребителей. Разумеется это только мое личное мнение и экспертное сообщество может предложить и, скорее всего, предложит и другие кандидатуры. Но это уже детали - главное принцип.
.
    Если у этих организаций нет замечаний, то закон считается приятым и передается в Совет Федерации. В противном случае проводится четвертое слушание, где обсуждаются исключительно поправки, сделанные указанными общественными организациями. По результатам обсуждения на этом слушании разрабатывается окончательный вариант для которого вновь проходит процедура согласования, которая определит порядок принятия закона.   Если все представители общественных организаций согласны с данным вариантом для его принятия вполне достаточно простого большинства голосов (если иное не предусмотрено регламентом). В противном случае для принятия необходимо квалифицированное большинство голосов. При этом представители общественной организации, отказавшейся согласовывать проект закона имеют право составить документ с обоснованием своей позиции, который будет приложен к законопроектов при передаче его в Совет Федерации и Президенту, чтобы последние, согласовывая и утверждая документ, получали объективную информацию не только о предполагаемых положительных результатах, но и о слабых точках и возможных негативных последствиях от данного плода законотворческой деятельности нижней палаты российского парламента.  
.
    2. В состав законопроекта обязательно должен входить список регулирующих и нормативных документов, разработка которых необходима для практической реализации закона. В противном случае мы будем иметь ситуацию, описанную в известной басне Сергея Михалкова, когда общее собрание птичьего двора чуть было не приняло решение повесить Лисе колокольчик на шею, чтобы заранее слышать приближение хищницы, но все испортил «технический» вопрос: кто и как это сделает.
    Наличие четкого списка необходимых подзаконных актов и нормативных документов с указаниес их предполагаемого содержания показывает, что закон действительно проработан в том числе и с точки зрения практической реализации, а не является плодом очередных «ученых досугов» или вульгарного лоббирования неких узкокорыстных интересов. Этот список также должен голосоваться и согласовываться наряду с текстом основного закона.
.
     3. Срок вступления закона в силу должен определяться по принципу: срок разработки и принятия ВСЕХ документов из пакета, указанного в предыдущем разделе плюс некоторый срок (скажем три-четыре месяца) необходимый для того, чтобы изучить на местах содержание закона, прилагаемых нормативных документов и разработать практические меры для из реализации на практике. При этом если к установленному сроку хотя бы один из помянутых документов не разработан и не принят, то сроки вступления закона в силу соответствующим образом сдвигаются. Практика, согласно которой закон вступает в силу буквально через несколько дней после его подписания Президентом, представляется лично мне во многих случаях малопродуктивной с точки зрения решения главной задачи — обеспечения понимания и единообразного толкования законов исполнителями и судебными органами.
.
     Наверное экспертное сообщество сможет расширить и дополнить этот список или даже предложить другие, более эффективные решения. Однако для меня является очевидным: сама процедура принятия законов должна стимулировать привлечению к разработке последних действительно профессиональных экспертов, в том из числа практиков,   а не исключительно только знатоков римского права и классической политэкономии Адама Смита, талмудистов, для которых «зарубежный опыт» (часто изученный только поверхностно или вообще перевранный) является чем -то вроде Священного Писания или тех «специалистов», которые подобно персонажу из пьесы финского писателя Мартти Ларни на вопрос»Сколько будет дважды два?» отвечают вопросом «А сколько надо?!»…